| RSS

ВТБ Банк признан неплатежеспособным

Национальный банк признал украинскую «дочку» российского банка ВТБ неплатежеспособной. Такое решение НБУ принял в связи со снижением объема ликвидности ВТБ Банка и дальнейшим ухудшением его финансового состояния в течение последнего месяца. 

«Национальный банк 13 ноября отнес ВТБ Банк к категории проблемных», — заявили в пресс-службе НБУ.

Тогда же был установлен срок для принятия ВТБ Банком плана мероприятий по приведению своей деятельности в соответствии с законодательством. Но банку не удалось вернуть платежеспособность, поэтому НБУ признал его неплатежеспособным. Утром в банк войдёт временная администрация ФГВФЛ.

В НБУ сообщили, что 59 108 вкладчиков, которые составляют 97% клиентов ВТБ Банка, получат компенсацию вкладов в полном объеме, поскольку их размер меньше 200 тысяч гривен. Выплаты ФГВФЛ составят 942,7 млн/ грн.

Доля ВТБ Банка составляет 0,6% от чистых активов украинских банков.

Решение по ВТБ Банку утверждено постановлением НБУ от 27 ноября 2018 года №796-рш/БТ  «Об отнесении АО «ВТБ Банк» к категории неплатежеспособных».

© Banknews

»Главная страница«

Оставить комментарий 768 просмотров, 1 - сегодня |
Follow Discussion

4 комментариев to “ВТБ Банк признан неплатежеспособным”

  1. admin:

    Российский исход: почему ВТБ Банк покинул рынок

    Сегодня в ВТБ Банк вошла временная администрация: он стал первым банком с российским госкапиталом, принудительно выведенным с украинского рынка. Среди пострадавших оказались не только свыше 60 тыс. клиентов банка, но даже замглавы НБУ. Россияне обвиняют Петра Порошенко и Игоря Коломойского в проблемах «дочки», которая не пережила кризис ликвидности. Это негативный сигнал для остальных российских активов – Сбербанка и Проминвестбанка (укр.).

    Принудительный вывод

    Вчера произошло первое в завершающемся 2018 году банкротство украинского банка: Национальный банк 27 ноября признал ВТБ Банк неплатежеспособным, поэтому сегодня утром главный офис банка в центре Киева на пересечении бульвара Шевченко и улицы Пушкинской занял временный администратор. Глава ВТБ Банка Константин Вайсман и все правление отстранено: как лица с испорченной деловой репутацией они утратили право руководить украинскими банками в ближайшие три года. Этот запрет не распространяется на рынок РФ.

    В черный список попали не только они. Сергей Холод, который с 23 июля стал заместителем главы НБУ Якова Смолия, чтобы курировать в центробанке рынок платежных систем и денежный оборот, ранее был зампредом ВТБ Банка. И поскольку в течение года до дня неплатежеспособности ВТБ Банка он «более шести месяцев» входил в его правление (уволился 20 июля после 53 месяцев работы в банке), его деловая репутация также стала небезупречной.

    Этот факт является «признаком отсутствия безупречной деловой репутации физического лица» и сулит ему негативные последствия. Согласно ст. 20 закона «О Национальном банке Украины», утрата безупречной деловой репутации является прямым основанием для увольнения замглавы НБУ Сергея Холода. Соответствующее кадровое решение должен принять Совет Нацбанка.

    Созданный Нацбанком механизм отбеливания репутации банкиров на собственных топ-менеджеров не распространяется, иначе это был бы явный конфликт интересов. Но он может стать спасительным для экс-члена набсовета ВТБ Банка Игоря Лебединца. Если его репутацию не отбелить, то ПриватБанку придется уволить своего нового ответственного за финмониторинг.

    Это первая временная администрация ФГВФЛ более чем за год. Предыдущий принудительный вывод банка с рынка произошел еще в начале ноября 2017 года, когда неплатежеспособным стал «Богуслав». С тех пор банки покидали рынок лишь добровольно: они возвращали вклады, сдавали в Нацбанк банковскую лицензию и продолжали работать как обычные юридические лица.

    По аналогичному пути пошел БМ Банк – вторая «дочка» российской группы ВТБ. Всего три недели назад, 6 ноября, НБУ отозвал лицензию у БМ Банка, который реорганизовался в АО «БМ-2018». Новую компанию возглавил Евгений Новик. Экс-банк переехал из здания напротив киевского цирка в главный офис ВТБ Банка, где теперь соседствует с временным администратором Юлией Заболотной.

    ВТБ Банк также хотел добровольно сдать лицензию, но ожидаемо все пошло не так.

    Внешнее давление

    После начала военной агрессии России против Украины «дочки» российских госбанков оказались в уязвимом положении. Они подвергались как физическому воздействию – протестующие пикетировали, замуровывали, громили их офисы (см. «Российские банки учатся жить в блокаде»), так и санкционному давлению со стороны США.

    Весной 2017 года к собственным санкциям «созрела» Украина. Национальный банк по требованию СНБОУ ввел санкции против пяти банков с российским государственным капиталом: им было запрещено выводить активы из Украины, кроме случаев смены собственника (см. «Санкции против российских банков: зачем нужны и к чему приведут»). Власть послала четкий сигнал: российские банки в Украине развиваться не будут и должны быть проданы. Спустя год санкции были продлены до весны 2019-го.

    Первым покупателя нашел ВиЭс Банк из группы Сбербанка – его купил Сергей Тигипко. Потенциальные инвесторы БМ Банка, среди которых был Вадим Новинский, быстро испарились. Поэтому БМ Банку пришлось свернуть свою деятельность и тихо уйти с рынка.

    Инвесторы были и на Сбербанк, и на Проминвестбанк, но и они разбежались. Одних, например Григория Гусельникова, Саида Гуцериева, Виктора Прокопеню, Максима Микитася, Павла Фукса, Александра Ярославского, белорусский Паритет-банк, не одобрил НБУ, другие, как венгерская OTP Group или Валерий Хорошковский, сами решили выйти из переговорного процесса.

    На ВТБ Банк таких явных претендентов не было, хотя глава ВТБ Андрей Костин в мае 2016 года говорил об интересе «трех-четырех потенциальных украинских, российских и международных покупателей». Среди них была группа СКМ Рината Ахметова и ТАСкомбанк Сергея Тигипко. Договориться не удалось, поскольку покупатели хотели, чтобы россияне простили межбанковские кредиты ВТБ Банку, но Москва хотела вывести валюту.

    ВТБ понимал, что продать банк можно только с потерями, а убытки от принудительного закрытия оценил в 25-27 млрд рублей. Поэтому еще весной 2017 года ВТБ Банк перешел к стратегии сворачивания бизнеса, не исключая, что может сдать лицензию и стать финансовой компанией.

    Летом 2017-го Андрей Костин признал, что ВТБ Банк уменьшится до состояния «одного офиса в Киеве». «Надо сжаться и посмотреть, что будет. В конце концов, может, и закрыть банк», – сетовал он. В начале 2018-го банк поставил цель к лету иметь лишь «один-два офиса в Киеве», но к осени у банка оставалось три офиса в Киеве и по одному в Харькове и Днепре. Банк ушел из Львова, Одессы и Запорожья.

    ВТБ Банк свыкся с тем, что не может продать даже «компактный» банк, поэтому стал готовиться к сдаче лицензии. Но не успел. В планы россиян вмешался Игорь Коломойский.

    От ареста до неплатежеспособности

    Два десятка компаний группы «Приват», связанных с Игорем Коломойским, и экс-глава ПриватБанка Александр Дубилет в мае 2018-го выиграли почти $160 млн в Гаагском арбитраже по иску против РФ. Судьи постановили взыскать с россиян потери «приватовцев» от аннексии Крыма.

    Спустя четыре месяца они решили исполнить это решение на территории Украины. 5 сентября Апелляционный суд Киева арестовал акции ВТБ Банка (примечательно, что ВТБ Банк еще в 2016 году пытался «вывести» свои акции в Россию), Сбербанка и Проминвестбанка, запретив им, в частности, продавать свои активы. Этот запрет включил обратный отсчет до банкротства ВТБ Банка (см. «Коломойский удерживает россиян в Украине»). Банк хотел бы сдать лицензию, но признал, что «юридические ограничения не позволяют сделать это».

    Последний год бизнес-модель ВТБ была проста – он сконцентрировался на «выбивании» долгов: банк продавал кредиты либо взыскивал залоги по ним для их дальнейшей продажи, чтобы полученные средства направлять на выплату вкладов. ВТБ Банк даже стал лидером по объему взысканного с заемщиков имущества: за год он получил его на 3,7 млрд грн, или 35,4% от чистых активов. Банк продавал как недвижимость, например, харьковский ТРЦ «Магелан», так и кредитные портфели, например, компания Тигипко выкупила у ВТБ Банка долги группы Ukraine Minerals.

    Для продажи активов россияне даже нанимали иностранцев. В апреле 2018-го американская площадка DebtX сообщила о продаже портфеля коммерческой недвижимости стоимостью $100 млн одного из украинских банков. В частности, речь шла о продаже «двух офисных зданий в центре Киева и большом региональном торговом центре». Собеседники FinClub говорили, что заказчиком выступал именно ВТБ Банк, но полученные ценовые предложения его не удовлетворили.

    Часто банк шел на компромисс с самими заемщиками, продавая им их долги с дисконтом. Так произошло в случае с кредитами группы компаний VS Energy на $155 млн (см. «ВТБ Банк простился с VS Energy»), с долгами группы ИСД. С другими клиентами ВТБ Банк «воевал», например, за киевский ТРЦ «Караван», Днепровский завод минеральных удобрений.

    Прекращение непрерывного процесса взыскания и продажи активов мгновенно остановило приток денег для выплаты вкладов. Отчетность на 1 ноября показывает, что у ВТБ Банка на балансе находилась инвестиционная недвижимость на 2,55 млрд грн, но почти не было ликвидности: наличных средств было всего 21 млн грн, в НБУ хранилось меньше 200 млн грн, в других банках – 23,8 млн грн. При этом ОВГЗ, под залог которых НБУ рефинансирует, у ВТБ Банка не было.

    Банк активно заявлял, что делает все возможное для стабилизации ситуации. ВТБ оспорил решение апелляционного суда и даже добился отмены неделю назад запрета на ликвидацию или реорганизацию. Москва помогала банку добрым словом, заявляя, что «делает все возможное для разблокировки деятельности банка в максимально сжатые сроки», «имеет необходимые ресурсы и управленческий опыт для продолжения работы и стабилизации ситуации», но денег в Украину не выслала.

    Уже в начале ноября банк столкнулся с кризисом ликвидности. «Это решение суда (от 5 сентября. – Ред.) фактически лишило ВТБ Банк возможности пополнять ликвидность за счет продажи приобретенного в процессе взыскания залогового имущества и активов. 5 ноября банк был вынужден ввести превентивные ограничительные меры, направленные на сдерживание оттока средств клиентов: введены комиссии и лимиты на снятие наличных», – заявляли в НБУ.

    Чтобы остановить бегство капитала, ВТБ Банк ввел лимиты и комиссии при выводе наличных и безналичных средств физлицами и юрлицами. Спустя всего неделю банк поднял комиссии с 10% до драконовских 25%.

    Но это не помогло: 13 ноября банк стал проблемным, а 27-го – неплатежеспособным. В НБУ говорят, что банк не смог восстановить свою ликвидность. Но, успокаивает регулятор, рынок не заметит потери «бойца», ведь ВТБ Банк по чистым активам занимал всего 0,6%, а у остальных банков накоплено 75 млрд грн ликвидности.

    В этой ситуации российский ВТБ обвинял исключительно Украину. Еще полтора года назад Андрей Костин ругал украинскую власть, которая «ставит палки в колеса» и «хочет умертвить потихоньку, утопить» банки. Но за день до неплатежеспособности украинской «дочки» российская группа начала называть конкретные фамилии.

    Кроме уже упомянутого Игоря Коломойского, которого ВТБ обвинил в «рейдерстве», россияне вспомнили и о роли президента Украины Петра Порошенко в этой истории. Вина Петра Порошенко оказалась в том, что 12 лет назад россияне купили у него банк «Мрия» за $70 млн, а потом присоединили к нему банк «ВТБ Украина». Сейчас Петру Порошенко принадлежит Международный инвестиционный банк.

    Теперь Москва грозит бывшему банкиру международным судом. «Группа ВТБ оставляет за собой право обратиться в международный суд за взысканием с Петра Порошенко суммы, затраченной на покупку банка», – пригрозили в ВТБ. Непокрытые убытки учреждения составляют 36,1 млрд грн.

    Очевидные уроки

    ФГВФЛ предстоит выплатить вкладчикам 942,7 млн грн. Нацбанк подсчитал, что 59,1 тыс. клиентов хранили в российском банке до 200 тыс. грн каждый, поэтому получат компенсацию в полном объеме.

    Но порядка 1,8 тыс. клиентов могут потерять свои крупные вклады (на 1 ноября средства физлиц суммарно составляли 1,85 млрд грн), как и бизнес, на счетах которого находилось 1,2 млрд грн. Получат ли они компенсацию, зависит от того, сможет ли ФГВФЛ максимально дорого распродать имущество и активы ВТБ Банка, которые «на бумаге» достигают 7,58 млрд грн.

    У Сбербанка и Проминвестбанка вкладов населения больше – 4,59 млрд грн и 3,35 млрд грн соответственно. Пока они справляются с выплатами даже в условиях ареста активов. Сбербанку даже удалось отменить запрет на продажу активов. Но не случайно в проекте бюджета-2019 упоминалось, что ФГВФЛ может понадобиться 14 млрд грн в 2019-м.

    Ситуация с арестом акций и запретом на отчуждение имущества российских госбанков была спорной, поскольку украинские активы российских банков, в которых до 30-40% частного капитала, сложно считать 100-процентной собственностью России, на которую суд может обратить взыскание для выполнения требований группы «Приват». Иначе россияне получат право подать в суд на Украину и потребовать взыскания потерь за счет государственного бюджета.

    «Вердикты украинских судов являются не чем иным, как узакониванием попытки рейдерского захвата наших украинских активов, – утверждали в ВТБ Банке. – Власти Украины своим молчаливым одобрением фактически поощряют рейдерство своего олигарха, несмотря на то что пострадавшими в итоге окажутся простые украинские граждане. Впрочем, господину Коломойскому к этому не привыкать».

    (c) Вячеслав Садовничий, FinClub

  2. admin:

    У Фонда гарантирования появились покупатели на ВТБ Банк

    ФГВФЛ объявил, что прием документов от предварительно квалифицированных лиц, заинтересованных принять участие в выводе с рынка АО «ВТБ Банк», завершился, теперь же начнется рассмотрение конкурсных предложений.

    «Сразу несколько предварительно квалифицированных лиц, включенных в соответствующий перечень Национального банка Украины, проявили свою заинтересованность в выводе с рынка неплатежеспособного АО «ВТБ Банк» в один из способов, предусмотренный пунктами 2-5 части второй статьи 39 закона «О системе гарантирования вкладов физических лиц». По результатам такого конкурса принимающему или переходному банку могут быть переданы активы и обязательства неплатежеспособного банка, или же неплатежеспособный банк может быть продан инвестору в целом», — заявили в ФГВФЛ.

    Прием документов от предварительно заинтересованных лиц завершен — начинается этап рассмотрения конкурсных предложений.

    Список предварительно квалифицированных лиц, которые могут принимать участие в выводе неплатежеспособных банков с рынка, состоит из 8 банков: Универсал Банк, Кредобанк, Мотор-Банк, ТАСкомбанк, ПУМБ, Альфа-Банк, Асвио Банк, КИБ.

    «О результатах конкурса и выбора Фондом гарантирования плана урегулирования неплатежеспособности банка будет сообщено дополнительно», — заявили в ФГВФЛ.

    В ФГВФЛ подчеркивают, что именно из-за наличия интереса со стороны предварительно квалифицированных лиц, заинтересованных принять активы и обязательства АО «ВТБ Банк», положительной динамики судебных процессов по запрету на отчуждение активов банка и отлаженной и удобной для вкладчиков процедуре осуществления выплат гарантированного возмещения через банки-агенты (которые надо начать не позднее 20-го рабочего дня после введения временной администрации) Фонд отказался от проведения конкурса среди банков, победителю которого могли быть переданы только гарантированные вклады.

    «Ведь проведение такого конкурса предусматривается в случае, если не удалось найти принимающий банк или инвестора, и наименее затратным способом вывода банка с рынка определена ликвидация с выплатой Фондом гарантированного возмещения вкладчикам», — заявили в ФГВФЛ.

    Процедуру вывода АО «ВТБ Банк» с рынка путем введения в него временной администрации была начата 28 ноября. В тот же день на официальном сайте Фонда была обнародована информация о начале двух конкурсов: первый — на определение принимающего банка, заинтересованного принять участие в выводе с рынка неплатежеспособного банка АО «ВТБ Банк» способом, предусмотренным п.1 ч.2 статьи 39 закона «О системе гарантирования вкладов физических лиц», который в дальнейшем был отменен; второй — открытый конкурс по выводу с рынка неплатежеспособного банка АО «ВТБ Банк» в способы, предусмотренные п. 2-5 ч.2 статьи 39 закона «О системе гарантирования вкладов физических лиц».

  3. admin:

    Kremlin to buy Alfa Bank from oligarch Fridman

    By Jason Corcoran in Moscow December 5, 2018

    The Kremlin is lining up an audacious deal for one of its proxies to acquire Alfa Bank, Russia’s largest private lender by assets and a vital cornerstone of the nation’s financial scene since the early 1990s, bne IntelliNews can reveal.

    Either state-controlled VTB Group or Gazprombank, Russia’s second-largest and third-largest lender, respectively, will be allowed to swallow up Alfa. Mikhail Fridman, the billionaire oligarch founder of the bank who relocated to London in 2015, has agreed in principle to do a deal although the price may still be a sticking point, according to well-placed banking sources.

    When asked by a bne IntelliNews correspondent at dinner in the 90’s if he would ever sell Alfa Bank, at that time the biggest and most profitable privately owned bank on the market, Fridman replied: “Of course. I will always sell. If the price is right. And for Alfa Bank it will have to be a very good price indeed.”

    A plan to sell Alfa to one of the state banks has been across President Vladimir Putin’s desk, the sources claim. The future of Alfa as an independent private player has been in jeopardy ever since Fridman transplanted himself to the UK and opted to invest his $14bn bounty from the $55bn sale of the oil producer TNK-BP to Rosneft in projects outside of Russia.

    Following the TNK-BP deal president Vladimir Putin said in a speech shortly afterwards that the oligarchs were free to spend their money as they liked, but added ominously: “I would encourage them to invest it into Russia.”

    For some, the last straw for the Kremlin was when Fridman and his partners swooped to buy Holland & Barret, the iconic UK high-street vitamins retailer, a year ago for $1.7bn after a string of other British and overseas acquisitions.

    “The ‘For Sale’ sign for Alfa effectively went up when he bought Holland & Barret,” said a Russian investment banking source. “So much for heeding the Kremlin’s call for oligarch to repatriate his wealth, Fridman was spending it anywhere but Russia.”

    Fridman’s move out of Russia is not unusual as most of the oligarchs from Yeltsin-sin era have either been forced out, fled into exile, or are gradually winding down their positions in Russia. Notably from the original seven oligarchs that ruled the roost in the 90s, only Vladimir Potanin, who controls Norilsk Nickel, is still active. Fridman owns several other important assets in Russia, most notably the X5 Retail Group, that is currently market leader and still growing.

    Officially, Alfa is denying any future sale but banking insiders insist a deal is on the cards.

    “The information about possible sale of Alfa Bank is untrue and is not consistent with the reality,” Anastasia Glukhova, a spokeswoman for Alfa Bank in Moscow, told bne IntelliNews.

    VTB CEO Andrei Kostin also went on record last week to deny rumours that his bank was in talks to buy Alfa. VTB announced that there were no plans to buy Alfa-Bank or a stake in it in the next three years, Interfax reports, citing Kostin speaking on the sidelines of the VTB annual Russia Calling investment conference on November 28.

    The rumour mill about a potential VTB deal started ticking in July after Alfa hired Vladimir Verkhoshinsky from the state bank in the summer to be its new chief executive. His predecessor Alex Marei had been elbowed last year amid criticism that the bank had been left behind in the fin-tech stakes by its retail rivals Sberbank and the online-only bank Tinkoff.

    Another comment by Kostin was rather bizarrely carried by Alfa in their website statement regarding the appointment of Verkhoshinksy, who spent almost a decade as a senior executive under Kostin.

    “Verkhoshinskiy is a top professional and a talented manager,” Kostin. “It’s a shame he’s leaving VTB Group but the offer he got to run Alfa-Bank is a big opportunity for his further professional and career growth. I think he made the right decision and sincerely wish him success in his new position.”

    Some analysts think Verkhoshinsky, who appears on the popular Russian TV quiz show ‘What? Where? When?’ could be “a Trojan horse” so VTB can get an insider’s take on the Alfa books before any formal takeover bid.

    At VTB, he was deputy chairman of the board and the Bank of Moscow, the retail lender acquired by the state bank in 2011 for $3.7bn. Since 2016, when the Bank of Moscow was finally merged with VTB, Verkhoshinsky had headed the retail business.

    “Verkhoshinsky is a very talented, young employee and grew into a fairly mature independent worker,” added Kostin. “Here he was not on the first, on the second role, and suddenly he was offered this growth. I always support a person who has an elevator, let him ride in it.”

    For his part, Verkhoshinsky boasted that he would set himself the ambitious task of “doubling Alfa’s market share and become an undisputed technological leader.”

    “This is an exciting challenge,” he added. “There is a huge potential and strong team at the bank. I am certain of our success.”

    Analysts have become very dubious about Kostin’s public pronouncements – not least since he rejected a recent Reuters story that VTB secretly financed a recent deal by Qatar to buy a stake in oil giant Rosneft. The nine sources who told Reuters that in fact VTB did provide a loan to Qatar included a source close to VTB management, a Russian central bank official and a Russian government source familiar with foreign investments in Russia

    “We have learnt to take Andrey Leonidovich’s with a little more than pinch of a salt and a shot of vodka,” quipped a banking analyst, who covers VTB.

    Alfa is Russia’s fifth largest bank after Sberbank, VTB, Gazprom and recently nationalised Otkritie

    Founded in 1990, the bank has about 25,000 employees operating in 774 offices in Russia and overseas.

    The lender, which has 15.8mn retail clients and 500,000 corporate customers, is on the Central Bank’s “systemically important list” with assets of about 2.5 trillion rubles as of March 31st this year.

    As well as lagging Sberbank, Tinkoff in others in adopting technology and finessing its online banking offering, Alfa’s branches look tired and in dire need of an upgrade.

    bne IntelliNews recently visited three different branches in Moscow’s Kurskaya, Semyonovskaya and Arbat regions and the format seems jaded and scuffed in comparison to the modern and bright offices of Otkritie, Citigroup or even Sberbank. Several of Moscow’s notorious bomzhi [homeless tramps] had taken up residence in the Semyonovskaya branch next to the ATM machines after hours as the temperature plunged to minus 15.

    Fridman, a Ukrainian born hustler who started out selling theatre tickets and washing windows, may finally be losing his prized teflon coating if he is being forced to sell.

    The billionaire, along with one of his key lieutenants Alexey Kuzmichev, became a British tax resident in 2015 even after Putin had requested that investors pay Russian taxes on profits they receive on holding companies registered abroad.

    The key to Fridman keeping on side of the Kremlin has always been his suave partner Petr Aven, who joined Alfa in 1991 after serving as Russia’s foreign minister.

    Aven regularly meets with Putin at the President’s Novo-Ogarevo residence and was even conferred with a state award for corporate citizenship personally by Putin in May last year. Boris Berezovsky, who was once known as the Godfather of Kremlin, admitted that it was Aven who introduced him to Putin.

    Though Fridman is not in Putin’s inner circle, he has managed to avoid the fate of some other 1990s’-era oligarchs like Mikhail Khodorkovsky and Vladimir Gusinksy, who have had assets seized and have been exiled after failing out of favour.

    A former Alfa executive told bne IntelliNews that Fridman and his partners were allowed to keep the $14bn proceeds of their sale of TNK-BP offshore. “Abramovich was allowed to keep his proceeds from the sale of SibAl and Sibneft, and Fridman/Alfa were allowed to too,” said the former Alfa executive. “This is probably driven by their personal relations with Putin.”

    Those personal relations may have broken down irrevocably now that Fridman has put most of his eggs in a Mayfair basket.

    LetterOne, his UK-based investment holding, has been busy ploughing the TNK-BP proceeds into overseas energy, telecom and technology assets like ride-sharing app Uber. The fund spent $1.6bn on E.ON’s oil and gas assets in the North Sea only after the UK government forced it to sell its North Sea fields in the country because of the risk of facing Russian sanctions.

    On December 4, it was disclosed that Fridman’s oil firm DEA, which is controlled by LetterOne, is to acquire Sierra Oil & Gas in Mexico for a reputed $500mn.

    Pamplona Capital, a UK private equity fund backed by Fridman, has also been snapping up assets in Europe and the US. The Mayfair-based firm, which also has a New York office, last year closed its fifth buyout fund at €3bn. Current investments from Pamplona’s fourth fund include a majority stake in Hungary-based pet food manufacturer Partner in Pet Food, which the firm bought from rival buyout shop Advent International for €315m in April 2015. It also tried to acquire Dr Martens, the boot maker once favoured by punks and skinheads.

    Another reason for Fridman to dispose of his bank now could be the increasing spotlight from the Mueller investigation into mysterious online communication between Alfa Bank’s computer server and a domain tied to the Trump Organisation during the 2016 election.

    Alfa’s lawyers have strenously denied the lender had any connection to the Donald Trump’s campaign but one senior insider confessed their servers may have been hijacked by a Russian rogue player without their permission.

    At the recent Russia Calling forum in Moscow, Kostin noted that Alfa Bank is a kind of business card for private banking in Russia its culture is very different from the VTB business culture, so a potential consolidation of the two banks would be «very difficult.»

    Gazprombank, Russia’s third-biggest lender, may ultimately be a better fit for Alfa and may have the war chest to pay for it.

    The secretive bank, which is known to be staffed by many former FSB intelligence service operatives, is run by Andrey Akimov, a close St Petersburg ally of Putin since the 1990s.

    Akimov, who has never given an interview on the record, likes to drive a Tesla Model S sports car around Vienna, according to a Bloomberg News report.

    Gazprombank, which started in 1990 as an institution focused on catering for Gazprom, has grown to serve more than 45,000 corporate clients. The bank does relatively little retail banking so bolting on Alfa’s huge retail portfolio will mean less overlap.

    On December 4, the lender raised its 2018 profit forecast to RUB40-45bn from RUB30-35bn rubles.

    The bank still has the significant heft of Russia’s gas export monopoly behind it. From January to September 2018, Gazprom, which owns 46% of Gazprombank’s ordinary shares, issued unlimited interest-free subordinated deposits to the bank for 15.5bn rubles.

    An acquisition of Alfa by a state player could be the final nail in the coffin for independent banking in Russia and would be ruinous for consumers and small to medium-sized businesses

    Russia’s financial sector has again been roiled in the past two years by sanctions and a slide in commodity prices. Other major private banks such Bank Otkritie, Promsvyazbank and B&N Bank have blown up and have had to be rescued by the state.

    The winner in the shakeout has been the state behemoths Sberbank and VTB, which have seen their market share and profits rocket.

    Aven predicts the Central Bank’s clean-up of the sector will see the number of lenders shrink further to about 300 in the next few years from 500 now but he fully realises that Alfa won’t benefit.

    “In general, the banking system is healthy — largely thanks to the Central Bank, which provided it,” Aven told a lecture at the prestigious MGIMO university in April this year. “The main problem is the share of state-owned banks, which control 72% of assets.”

    With additional reporting by Ben Aris

    http://www.intellinews.com/kremlin-to-buy-alfa-bank-from-oligarch-fridman-153149

  4. admin:

    ФГВФЛ сдает в аренду более 100 тыс. кв. м. коммерческой недвижимости неплатежеспособного ВТБ банка

    Фонд гарантирования вкладов физических лиц (ФГВФЛ) планирует сдать в аренду 100,8 тыс. кв. м. торговой, офисной, и складской недвижимости неплатежеспособного ВТБ банка.

    Как сообщается на сайте ФГВФЛ в пятницу, сдаваемая недвижимость находится в девяти городах Украины — Харькове, Сумах, Черкассах, Трускавце, Житомире, Кривом Роге, Днепре, Кременчуге, Тернополе.

    Согласно сообщению, ФГВФЛ планирует сдать торговые помещения площадью 3,5 тыс. кв. м в ТРЦ «Магеллан» под Харьковом, встроенный магазин площадью 753 кв. м на ул.Троицкой в Сумах и двухэтажный ТРЦ площадью 61,4 тыс. кв. м с подвалом, паркингом и оборудованием для ледового катка в пригороде Черкасс.

    Среди предлагаемых офисных объектов, помещение площадью 31 кв. м в гостиничном комплексе «Гранд Орион» на ул.Суховоля в Трускавце, помещение 647,5 кв. м на ул.Киевской в Житомире и офисно-торговый объект площадью 282 кв. м в Кривом Роге.

    Сдаются также производственно-складские помещения, в частности, одноэтажное здание площадью 17,9 тыс. кв. м с отдельной ж/д веткой в Бабушкинском районе Днепра, помещения 15 тыс. кв. м с котельной на ул.Республиканской в Кременчуге и двухэтажное офисно-складское помещение площадью 1,3 тыс. кв. м в Тернополе.

    Как сообщалось, ФГВФЛ выявил безосновательную перерегистрацию права собственности на недвижимость ВТБ банка на сумму 105 млн грн, в связи с чем подал соответствующее заявление в правоохранительные органы.

    Национальный банк Украины (НБУ) 18 декабря 2018 года принял решение об отзыве банковской лицензии и ликвидации ВТБ Банка.

    ВТБ Банк (ранее – банк «Мрия») основан в 1992 году. Его основным акционером является ОАО «БанкВТБ» (РФ, 99,9959%).

    Согласно данным НБУ, на 1 октября 2018 года по размеру чистых активов ВТБ Банк занимал 25-е место (7,582 млрд грн) среди 82 действовавших в стране банков.

Оставить комментарий





<