| RSS

Национализация ПриватБанка — версия Боголюбова

10 Ноябрь, 2017 | Нет комментариев | Размещено в банк, финансы

Геннадий Боголюбов один из самых непубличных украинских бизнесменов. В течение последнего десятка лет он совместно со своим бизнес — партнером Игорем Коломойским непременно попадал в ТОП-5 списка Forbes. С Коломойским его в первую очередь связывал Приватбанк — Боголюбов владел второй по величине долей — 33,25% акций. Несмотря на то, что как раз Боголюбов был соучредителем и долгое время главой набсовета банка, Приватбанк у большинства украинцев ассоциировался в первую очередь с Игорем Коломойским, вероятно из-за недюжинной харизмы и публичной деятельности последнего. Неудивительно, что после национализации банка, медиаактивность исходила в основном от Игоря Валерьевича и бывшего менеджмента банка, тогда как Боголюбов практически не давал комментариев и своих оценок данного события.

6 ноября Геннадий Боголюбов направил Правительству Украины уведомление с требованием компенсации за «незаконную экспроприацию» его доли и средств в Приватбанке. Он достаточно подробно описал условия, в которых банк работал накануне национализации. Также бизнесмен объяснил, почему, по его мнению, банк был целенаправленно конфискован государством. Большая часть этих обвинений периодически озвучивалась либо бывшим менеджментом банка, либо Коломойским, тогда как Национальный банк совместно с новым менеджментом Привата неоднократно отвечал на все эти претензии. Особенность этого обращения в цельности повествования и акцентировании Боголюбовым внимания на его британском гражданстве, что дает ему право обратиться в британские суды для защиты своих инвестиций.

Українські Новини публикуют версию Геннадия Боголюбова произошедшей год назад национализации Приватбанка, а также перечень его требований к украинскому Правительству.

До национализации

В своем обращении к Правительству Украины Геннадий Боголюбов рассказал, что Приватбанк как и все другие банки работал в сложных условиях в течение 2014 — 2015 гг в связи аннексией Крыма, ситуацией на востоке и макроэкономической ситуацией в стране. Тем не менее, Приватбанк работал намного лучше, чем весь банковский сектор в этот период.

Так, 2015 год Приватбанк завершил как наиболее капитализированный банк в стране с нормативом адекватности капитала — 11% (при требовании 10%). Боголюбов также отметил, кредитный портфель Привата был качественнее, чем у других банков. Высокие показатели работы банка также были подтверждены агентством Standard & Poor’s в декабре 2015 года (рейтинги Привата были повышены).

Несмотря на то, что банк был в «сравнительно хорошем финансовом состоянии» в феврале 2016 года Приватбанк (как и другие крупные банки) согласовал с НБУ план повышения норматива адекватности капитала в течение 2016-2019 гг.

29 июня 2016 года Национальный банк подтвердил независимым аудиторам Приватбанка аудиторской компании — PwC, что Приват выполняет условия плана. PwC публично подтвердила наличие и результаты этой встречи с представителями Нацбанка.

Как утверждает Боголюбов, кредитный портфель Приватбанка в течение 1 полугодия 2016 года продолжал оставаться на высоком уровне. Так, финотчет банка подтвердил, что уровень проблемных кредитов (NPL) в банке был на уровне 13,6%. Боголюбов приводит слова независимых аналитиков рынка, которые высказали свое мнение о работе банка: «В нынешней ситуации в Украине результаты (ПриватБанка) показывают признаки устойчивой бизнес-модели».

Бывший совладелец банка резюмирует, что до октября 2016 года Приватбанк был платежеспособным, хорошо работающим банком, как по национальным, так и по международным стандартам бухгалтерского учета. При этом выданные банком кредиты были на высоком уровне, что подтверждал НБУ в своем ежеквартальном отчете, опубликованном 1 октября 2016 года. Уровень же NPL в банке, по данным отчетности был на уровне 12%.

Как проходила национализация

Согласно письму, ситуация кардинально изменилась в октябре 2016 года. «НБУ резко отступил от плана, согласованного в феврале 2016 года. Вместо того чтобы  поддерживать ПриватБанк и работать с ним для повышения норматива адекватности капитала, как было согласовано в плане, НБУ начал проявлять враждебное отношение к банку. Украина также приступила к реализации плана, который предоставил бы возможность государству приобрести право собственности на банк без компенсации акционерам», — написал Боголюбов.

Дальше он подробно описал механизм введения этого плана.

Октябрь 2016 года: трансформация кредитного портфеля Приватбанка.

5 октября 2016 года правление НБУ приняло постановление № 323/БТ. В соответствии с этим документом НБУ потребовал от ПриватБанка заменить заемщиков по большому количеству «работающих» кредитов. Эта замена получила название «трансформация» кредитного портфеля. Боголюбов рассказал, что главным последствием этого требования было то, что, помимо передачи самих кредитов, ПриватБанку необходимо было создать новое обеспечение по ним. Это был очень трудоемкий процесс, так как каждый актив нужно было оценить, зарегистрировать и утвердить.

«Хотя передача кредитов была относительно простым заданием, выполняемым посредством внесения изменений в учетные записи, принятие же залогового обеспечения требовало регистрации обременения в отношении отдельных активов», — объясняет Боголюбов, — «На практике это означало, что ПриватБанк должен был принимать сотни обременений по каждому заемщику, ведь, к примеру, завод обычно не считается целым активом, тогда как каждая отдельная часть оборудования на этом заводе считается отдельным активом».

Он сообщил, что Национальный банк поставил перед Приватбанком абсолютно невыполнимый срок по выполнению трансформации кредитного портфеля — 15 ноября 2016 года. Боголюбов считает, что такой срок был установлен сознательно, чтобы создать условия для «экспроприации банка».

Октябрь 2016 года: НБУ проводит целенаправленную проверку Приватбанка

Также в октябре 2016 года Нацбанк выбрал банк для проведения инспекции, которая длилась более двух месяцев. Примерно в то же время регулятор также настоял на том, чтобы внешняя компания провела «анализ финансовой и коммерческой деятельности банка». Этой компанией стала Ernst & Young («EY»). Боголюбов отмечает, что НБУ определил пределы этого анализа (применяя только национальные стандарты оценки), и наложил ограничения на сроки и использование документов ПриватБанка. В частности, Национальный банк помешал Ernst&Young надлежащим образом завершить свою работу и потребовал от нее исключить из отчета большое количество информации, предоставленной банком.

Ноябрь 2016 года: НБУ заставил EY прекратить проведение анализа

15 ноября 2016 года EY проинформировал НБУ о том, что Приватбанк все еще предоставляет документы и информацию для аудита. Компания попросила продлить срок приема этих материалов (более 1000 документов), но, по словам Боголюбова НБУ отказался. В результате EY обнаружил, что залоговое обеспечение Приватбанка может быть искусственно недооценено, что должно было отразиться на его нормативном капитале.

По данным Боголюбова, EY 22 ноября 2016 года предоставил доклад согласно которому: по состоянию на 1 октября 2016 года Приватбанк потребовал докапитализации на 146,4 млрд гривен (в соответствии с требованиями 10%-ного норматива достаточности); по состоянию на 15 ноября 2016 года «трансформированные» кредиты Приватбанка были на 100% в «дефолте» (из-за запрета НБУ банк не успел перенести залоги на «преобразованные» кредиты).

«В докладе EY четко указано, что компания осуществляет «специальные инструкции», которые определил сам Национальный банк. Эти инструкции «отличаются от аудита, пересмотра или других процедур, которые проводятся в соответствии с Международными стандартами аудита». Кроме того, EY заявила, что этот анализ не включает все документы, которые ПриватБанк предоставил после 15 ноября 2016 года. EY признала, что, если бы эта информация была учтена, выводы в докладе могли бы быть другими», — резюмировал Боголюбов.

По его мнению, поставив банк в такое положение, НБУ действовал сознательно, чтобы передать Приват государству, тогда как нужно было с ним работать над исправлением проблем.

Декабрь 2016 года: Украина оказывает на Приватбанк преднамеренное давление

Боголюбов пишет, что в течение первых недель декабря государственные чиновники и другие лица, действующие по указанию государства, проводили ложную кампанию в СМИ для дестабилизации Приватбанка. «Они сознательно стали публиковать ложные или преувеличенные истории, в которых, утверждалось, что банк испытывает значительные финансовые трудности; что его капитал требовал 148 млрд гривен; и что депозиты были украдены владельцами банка и выведены в оффшоры. По крайней мере, НБУ ничего не сделал, чтобы опровергнуть эту ложь», — заявил бизнесмен.

По его мнению, такая ситуация вызвала значительный отток депозитов, что ухудшило ситуацию с ликвидностью в банке. Тем не менее, даже в этих условиях Приватбанк продолжал осуществлять все платежи.

18 декабря 2016 года: НБУ использовал информацию от EY и инспекторов, чтобы объявить ПриватБанк неплатежеспособным

На этом фоне 18 декабря 2016 года НБУ принял постановление о признании ПриватБанка неплатежеспособным и рекомендовал передать его государству. Такое решение НБУ принимал основываясь на том, банк допустил отрицательное значение капитала «-28,8 млрд грн».  Боголюбов заявил, что при принятии решения НБУ ссылался на все тот же отчет EY и на результаты собственной проверки.

«Эти выводы были ухищрениями НБУ и поэтому они не были достаточными для объявления ПриватБанка неплатежеспособным. Как видно из отчета EY, показатель 146,4 млрд грн был основан на искусственно созданной дыре в балансе банка, сделанной самим НБУ. Кроме того, предполагаемый дефицит был рассчитан на основе норматива 10% — требовании дискриминационным и несправедливым. Всего за несколько месяцев до этого НБУ согласился применить для 20 крупнейших банков страны коэффициент достаточности капитала 5%», — объясняет бывший совладелец Приватбанка.

Также он разъяснил, что вывод инспекции НБУ «об отрицательном значении капитала» основывался на отсутствии качественного обеспечения по трансформированным «кредитам», что неудивительно ведь НБУ сам спроектировал такую ситуацию.

В тот же день Нацбанк также принял постановление о покупке государством всех акций ПриватБанка и необходимости докапитализации на 116,8 млрд грн.

18 декабря 2016 года правительство решает приобрести Приватбанк за 1 грн.

«Вместо того чтобы провести анализ стоимости ПриватБанка и компенсаций акционерам для покупки своих акций, как того требует международное право, государство использовало якобы отрицательный нормативный капитал банка как оправдание для использования Статьи 41-1 Закона Украины «О системе гарантирования вкладов физических лиц», — пишет Боголюбов.

По его словам, 19-21 декабря временная администрация Фонда гарантирования вкладов сформировала огромные и искусственные резервы по кредитам для конфискации банка.

«18 декабря временным администратором банка была назначена Наталья Соловьева. В течение 19 -21 декабря 2016, ФГВФЛ полностью контролировал банк и официально уволил менеджмент и набсовет ПриватБанка. Несмотря на то, что Фонд управлял банком всего три дня, он использовал это время для того, чтобы оценить колоссальные убытки по кредитному портфелю на общую сумму 155,76 млрд грн и сформировать резерв для покрытия этих кредитов», — сказано в письме бизнесмен.

Боголюбов считает, что весь этот процесс был запущен для того, чтобы показать обоснованность «покупки за 1 грн» и доказать отсутствие необходимости выплачивать компенсацию акционерам банка.

Декабрь 2016 года: В ПриватБанке назначено новое руководство

20 декабря 2016 года был назначен новый руководитель ПриватБанка — Александр Шлапак. «Под руководством Шлапака новое руководство стремилось сделать то, от чего отказался ФГВФЛ. Когда дело дошло до подачи годовой отчетности, в ней были отражены  расходы на обесценивание активов на 154 млрд грн и создание искусственного «дефицита» регулятивного капитала.  Аудиторы EY позже в годовой отчетности не захотят подтвердить политику банка по формированию резервов. EY настаивала на отказе от высказывания мнения по этому критическому вопросу», — пишет Боголюбов.

Он считает, что установленный коллапс стоимости чистых активов банка не отражал реальной деятельности банка на то время.

Бизнесмен считает, что государство, несомненно, должно регулировать банковскую систему, но надзорные меры над банками не должны им «затруднять жизнь». Боголюбов также отвергает обвинения в том, что из банка было «украдено» 19 млрд грн рефинансирования НБУ, а также выведены 16 млрд грн в течение суток накануне национализации. По его словам, утечка в Интернет переписки руководящего менеджмента НБУ и сообщения в соцсетях людей проводивших национализацию банка доказывает намеренный характер экспроприации банка (очевидно речь идет о бывшем корпоративном секретаре ПриватБанка Виктории Страховой).

Что требует Боголюбов

«Даже если учитывать вышеизложенную аргументацию по национализации ПриватБанка, в соответствии с международным правом государству все равно придется заплатить акционерам адекватную компенсацию за их долю в акционерном капитале»,- сказано в письме бизнесмена. Он напомнил, что в ходе национализации ФГВФЛ конвертировал вклады и средства на счетах связанных с банком лиц в капитал на общую сумму 29,4 млрд грн.

В связи с этим Боголюбов требует от Правительства Украины компенсацию за потерю его активов. По его словам, он является гражданином Великобритании (а также Украины, Израиля и Кипра), в связи, с чем на него распространяется определение «инвестора», согласно законодательству Соединенного Королевства. Боголюбов считает, что его доля в ПриватБанке, личные средства на счетах, а также другие залоговые активы являются защищенными инвестициями в рамках двустороннего договора между Соединенным Королевством и Украиной, направленным на защиту иностранных инвесторов в Украине от 1993 года (BIT). В случае невыполнения его требований он готов обратиться в независимый третейский суд, который будет рассматривать дело по Арбитражному регламенту ЮНСИТРАЛ (основной юридический орган системы Организации Объединенных Наций в области права международной торговли).

В порядке реституции он требует:

- аннулирование различных декретов и резолюций (документов) с помощью, которых государство осуществило национализацию Приватбанка;

- возврат долей в Приватбанке всем бывшим акционерам банка;

- отмена процедуры bail-in.

В качестве альтернативы Боголюбов предлагает:

- компенсировать ему убытки по большей стоимости его акций на момент национализации, либо стоимости акций на момент решения Арбитража;

- вернуть его личные средства, хранящиеся на счетах Приватбанка, которые были конвертированы в капитал плюс проценты;

- возместить моральный ущерб.

(c) Иван Пальчевский, Ukranews

Join the Forum discussion on this post

Распечатать Распечатать
Оставить комментарий 147 просмотров, 1 - сегодня |
  • Рубрики

  • Top Posts of the Day





  • <