| RSS

Приватбанк будет готов к продаже через 3-5 лет, — и.о. предправления Пахачук

23 Август, 2017 | Нет комментариев | Размещено в банк

ПриватБанк - самый высокотехнологичный, самый крупный банк страны. Его будущее — один из самых насущных вопросов украинской экономики. Национализированный в конце 2016 года, Приват может в будущем развиваться по нескольким сценариям. Например, его могут разделить на несколько банков, или продать часть банка инвесторам. О своем видении перспектив Привата «Минфину» рассказала его нынешний руководитель — Галина Пахачук.

Пахачук известна как высококлассный управленец с огромным опытом работы в госсекторе. До ПриватБанка она около 19 лет проработала на руководящих постах в государственном Ощадбанке. Она застала кризисное время, когда международные доноры Украины, такие как Международный валютный фонд, требовали остановить лицензии Ощада на кредитование — из-за состояния самого банка. Считается, что именно благодаря Пахачук ситуацию удалось исправить. После Ощадбанка она работала в Министерстве финансов, где успешно занималась внешним долгом.

Галина Пахачук пришла в ПриватБанк как член правления сразу после национализации. И уже в июле 2017 года была назначена и.о. главы правления банка.

Галина Даниловна, какая, по Вашему мнению, роль ПриватБанка в Украине?

ПриватБанк по определению — это банк номер один. Он самый большой, самый модерновый, один из крупнейших по количеству филиалов, по численности персонала, самый большой клиентский банк для физических лиц.

В Украине сложно не быть клиентом ПриватБанка. Сейчас обсуждается несколько концепций его будущего развития. И при первой встрече с нашим консультантами мы постарались донести, что мы, команда ПриватБанка, будем отстаивать свое мнение о его будущем. Его месте под солнцем.

Банк розничный, мы занимаемся предоставлением банковских услуг физлицам, малому и среднему бизнесу, мы больше не обслуживаем большие корпорации. Для сбалансирования рисков у нас будет большой портфель государственных ценных бумаг и корпоративных ценных бумаг (гарантированных и обеспеченных). Нашим ключевым инструментом в работе должна стать, в том числе, ипотека.

Вас уже смотрят иностранные и украинские инвесторы?

Такой большой банк мало кому по зубам.

Но неужели никто из иностранных инвесторов не интересуется такой «ит-конфеткой», как Приват?

Эта «ит-конфетка» стоила уже государству более 150 млрд гривен! ( А с учетом процентов по капитализационным ОВГЗ — лучше не думать об этом …)

Но считается, что Приват могут поделить на несколько банков…

И что? Что мы сделаем? Что кому отдадим? Электронный бизнес? Зачем? От того, что мы поделим большой ПриватБанк, в котором есть 2200 отделений, и вместо 2200 вывесок Привата по всей стране появятся вывески Банка 1, Банка 2 и так далее, кто и что выиграет? Сегодня ведется большая работа по приведению банка в «чувство», много судов и так далее. Как можно продавать банк, который судится по всему миру, по которому идут судебные разбирательства? Только через 3-5 лет можно будет показывать банк потенциальным покупателям.

Кто должен управлять банком? Экспат, украинский специалист?

В банковской среде, думаю, можно найти человека, который будет гражданином Украины, и сможет управлять банком эффективно. Да, в теории возглавить Приват мог бы и экспат. Но кроме опыта работы необходимо чувствовать среду, чувствовать коллектив, нашу особенность. Этот человек должен всегда уметь слышать, особенно на посту главы банка. По своему опыту скажу, что когда я была заместителем главы правления, я была во многом категоричней и безапелляционной. Сейчас же в качестве и.о. предправления я понимаю, что до принятия решения нужно выслушать несколько сторон и мнений, взвесить, прочувствовать аргументы.

В набсовете банка сегодня много иностранцев, представителей доноров. Как они влияют на решения по ПриватБанку?

Наблюдательный совет ПриватБанка — это абсолютно уникальный и новый опыт для Украины. У нас есть шесть независимых членов, и один представитель Министерства финансов. Все — люди с высоким профессиональным опытом и мнением, и им порой непросто достигать консенсуса в силу нового опыта. Но совет точно отстаивает приоритеты банка перед собственником — министерством финансов. Отстаивает его развитие. Самые важные решения набсовета в этом году — это решение о дополнительной капитализации и утвержденный аудиторский отчет. Совет поддержал позицию правления банка по сумме капитализации, которая необходима, и был очень настойчив в своем обращении к Минфину и НБУ, чтобы в капитал банка эта сумма была внесена.

Что должно точно измениться в ПриватБанке?

Он должен стать более открытым для такой группы клиентов, как малый и средний бизнес. Мы должны стать банком «реконструкции и развития», с абсолютно новым форматом общения с клиентами -юридическими лицами. Также необходима реструктуризация и оптимизация этого очень большого и совсем непростого банка.

Насколько место Привата меняется в общей картине госбанков в Украине, и какое место ему отведено в процессе развития госбанков?

Пока что мы растем. Так сложилось, что у государства были три госбанка, а теперь появился четвертый, в силу того, что Приват было невозможно не поддержать. Больше 56% банковской системы теперь — с государственной формой собственности. Это нетипичная картина для рыночной экономики. Если бизнес ведется на рыночных условиях, формат собственности не имеет значения.

Все четыре банка — Ощадбанк, Укрэксимбанк, Укргазбанк и мы — не отличаемся по клиентскому сегменту. Но по масштабам мы намного превышаем все три госбанка. У нас — разный «размах крыльев». Приват при этом является сберегательным банком, потому что в наших пассивах более 60% — это физические лица. Комиссионные доходы ПриватБанка с лихвой покрывают административные расходы на содержание, и это уникальная картина и большой успех. Однако Приват не имеет хороших процентных доходов, и над этим мы работаем.

Мое мнение, что Приват должен быть доминирующим государственным банком, но не со 100% государственной долей. Например, 49% акций банка могут быть выведены на IPO, и тогда капитал банка придет извне, и это будет другая структура капитала, другая структура рисков и ответственности. Сегодня ни один банк в Украине не имеет большой доли собственников — физических лиц. Наши советники по подготовке видения роли ПриватБанка в банковском секторе страны — Baker McKenzie, приступили к совместной с нами работе 21 августа. Через 8 недель они должны помочь нам совместно дать ответ на вопросы о сильных и слабых сторонах банка, показать роль и возможности ПриватБанка в Украине.

Есть ли на Ваш взгляд плюсы для экономики от высокого уровня концентрации госсектора?

Ключевой момент — будет ли государство вмешиваться в управление, будет ли директивное кредитование, и так далее. Если государство как честный, эффективный собственник хочет, чтобы росла стоимость этого банка, и будет делать все, чтобы создать конкурентную среду и равные условия — это будет хорошая история успеха. Государство вложило более 140 млрд гривен (на текущий момент) в Приват, и мы, как банк, обязаны вернуть эти деньги через уплату налогов, через увеличение капитала и увеличение его рентабельности, выплату дивидендов, сохранение и создание рабочих мест. Мы должны создать новую стоимость!

Говоря о честной конкуренции. Есть ряд преференций, которые были у ПриватБанка до национализации, и которые остаются сегодня, но которые недоступны другим банкам. Например — обмен валюты онлайн, которого нет ни у кого кроме вас, потому что это не разрешено НБУ. Тогда о какой равной конкуренции мы говорим?

Это очень тонкий вопрос. Есть правила валютного регулирования — и есть отступления от правил. Да, ПриватБанк шел навстречу клиенту, и реализовывал обмен валют онлайн. НБУ рекомендовал привести эту деятельность в соответствие с законодательством. ПриватБанк обязался это сделать. Но для банка, прежде всего, важно не ухудшить сервис и учесть интересы клиентов. Получалось, что цели банка с точки зрения обслуживания клиента выходили за рамки того, что вписывалось в видение НБУ как регулятора.

На сегодня тот сервис, о котором вы говорите, можно реализовать, немного изменив правила внутри банка — ведь для вас нет разницы, проведете вы обмен валют до обеда, или после обеда, так как дилинговые офисы в мире работают 24 часа в сутки. Поэтому нам нужно просто немного изменить правила и сервисы, переведя их в другие регламенты и сессии. Для клиента это будет незаметно, но при этом банк будет соблюдать правила валютного регулирования.

У нас есть такое мощное банковское лобби. Неужели, если бы кому-то из них очень захотелось реализовать ту функцию обмена валют онлайн, которая есть у вас, они бы для себя не продавили эту возможность?

Я не знаю, почему коллеги этого не сделали. Все преподносят эту ситуацию по разному. Одни говорят, что Привату разрешали все, а другим — ничего. Но Приват трудился над технологией, и другие банки также могли это сделать. Единственное, что нужно всем банкам, в том числе и Приватбанку — это проводить банковские операции строго в соответствии с банковским законодательством и правилами.

Считается, что ваши ставки по депозитам разогревают рынок. Другие банки говорят, что высокие ставки по вкладам Привата не позволяют остальным корректировать доходность. За счет чего получается зарабатывать при таких высоких ставках?

Сейчас мы будем продвигать 6-месячные депозиты в гривне со ставкой в 14% годовых, 9-месячные депозиты со ставкой в 13% годовых, и годовые — со ставкой в 10%. Нам нужно реинвестировать ресурс по 6-месячному периоду. Мы рассчитываем, что так как показатели инфляции идут вниз, нам лучше работать с 6-месячными депозитами. Проценты по годовой валюте у нас составляют 2% в евро и 3,75% в долларе. Уровень перевложений превышает 70%. Столько вкладов нам возвращают клиенты по завершению срока действия. В отношении заработка, скажу следующее. У нас есть структура пассивов, и даже если мы поставим ставку по депозитам в 8%, мы все равно будем должны иметь хорошую ликвидность, чтобы полностью обеспечивать все выплаты. Нужно прогнозировать и чувствовать поведение клиентов.

Через год и два месяца у нас будет полностью новый портфель депозитов. С 2018 года у банка будет положительная маржа, и новая история. Например, депозитный портфель банка составляет сейчас $3,3 млрд (на начало года $3,7 млрд) — и это все наши валютные обязательства. Увы, банк абсолютно не имеет активов в валюте. Так случилось. У банка — открытая позиция в $2,3 млрд (на начало года было $2,8 млрд). Мы сокращаем валютную позицию. Когда мы только пришли в Приват, у банка на счету было $63 млн, и $68 млн в кассе. $134 млн активов — при $3,7 млрд обязательств. Сейчас уже наши активы — $900 млн, мы можем уже управлять и ликвидностью и ставками привлечения. Но резко эта картина не может измениться.

С кем из банков вы конкурируете?

Ни с кем. Это они могут ощущать конкуренцию с нами. Но, принимая решения на Комитете по управлению активами и пассивами, мы всегда анализируем позицию по 20 банкам, по ключевым компонентам развития и поведения.

Когда в банк в декабре заходил государственный менеджмент, многие ваши коллеги по финансовому сектору ждали, когда же можно будет начать делить ваш бизнес и завоевывать клиентов Привата…

Плохая новость — у них ничего не получилось и ничего не получится.

Что изменилось по комплайенс с момента прихода в ПриватБанк государственного менеджмента?

Банк работает в стандартных условиях и со стандартными требованиями к клиентам. Требует от клиентов финансовую отчетность, потому что это стандартные условия — заполнить анкету, раскрыть собственников и связанность, оценить риски. Банк должен знать своего клиента.

Как решается вопрос с выплатами крымским вкладчикам банка?

Банк продал активы и пассивы коммерческой структуре, которая и ведет этот иск. По своей сути — это частная претензия. Что не совсем красит банк и тех, кто ранее принимал решения — продать депозиты физлиц без согласия самих вкладчиков.

Это вклады крымских вкладчиков, которые по решениям судов сегодня подтверждают свою экономическую связь с Украиной. Мы такие вклады возвращаем. Отмечу, что сейчас многие бывшие прокуроры и судьи создали адвокатские конторы, которые за деньги решают проблемы с возвратом таких вкладов. Но мы и так эти вклады возвращаем по решению судов. В ближайшее время мы вернем около 1,6 млрд гривен по крымским вкладам на основании решений судов которые вступили в законную силу, добровольно без исполнительной службы…

Что происходит с «легендарным» кредитным портфелем, выданным на компании прошлых акционеров банка?

Они не платят проценты, практически все компании. В год забюджетированная сумма по процентам должна составлять от 8 до 10 млрд гривен, а мы получили за полгода 270 млн гривен. Сумма в 180 млрд гривен сегодня не обслуживается с точки зрения затрат и процентов. Этот портфель всего обслуживается на 3-4%!

Насколько этот портфель связан с бывшими акционерами?

Мы говорим о портфеле кредитов, выданных по трем характеристикам. Связанные с бывшими акционерами и топ-менеджерами, выданные на нерыночных условиях, и выданные компаниям с непрозрачной структурой собственности. По каждому из этих признаков есть оценочное профессиональное суждение. И речь идет не только о связанных лицах, а и о соответствии стандартной банковской практике, коллегиальном принятии решений, полномочиях и их превышениях. Речь идет о 93-95% кредитов, выданных юрлицам, которые связаны с экс-владельцами Привата его бывшим топ-менеджментом…. Мы подали иски в суды, сделали соответствующие представления в прокуратуру, в антикоррупционное бюро. И по всем этим кредитам работают следственные органы.

В какой период времени были выданы все эти плохие кредиты?

История длинная. Иногда приходится исследовать историю дел с 2004 года… Но в основном печальная история произошла в период 2012 — 2016 год, но есть и более старые долги.

Кто отвечал за выдачу эти займов?

Топ-менеджеры, правление, набсовет. Возбуждены уголовные дела по фактам доведения банка до банкротства и финансовому мошенничеству. Но комментировать эти вопросы должны следственные органы.

При другом поведении акционеров, судьба банка была бы другой?

Я не могу судить о поведении бывших акционеров банка, я никогда с ними не встречалась и не работала. Так получилось, что я пришла в банк в декабре. А акт диагностики ПриватБанка, выданный Национальным банком Украины, я прочитала только в феврале. Я не могла даже представить, что можно так выдавать кредиты, что такое возможно. У банка есть очень хорошая часть, безупречная. Например, персонал, который обучен на самом высоком уровне. Не каждый выйдет с планшетом, сядет с клиентом на скамейку, и будет учить пользоваться Приват24. У банка сегодня более 600 тыс клиентов — школьники, более 1,2 млн клиентов — студенты. Банку доверяет молодежь. Банк силен своими клиентами.

Более 70% деятельности ведется через дистанционные каналы. Мы будем продолжать активно инвестировать в развитие интернет-банкинга и создавать инновационные решения в финтехе. Наша большая сеть дает 30% дохода, все остальное нам даст электронный банкинг. Но опять же, без персонала на местах этого было бы невозможно достичь. У Привата — очень достойная инкассация. Но когда я смотрю, что за выходные дни из банкоматов вынимается 5-6 млрд гривен, я сама себя боюсь. Когда в месяц в одну сторону 50 млрд гривен — в другую сторону 50 млрд гривен, и это — наличный оборот одного банка! И при этом все работает как часы …

На чем вы сегодня зарабатываете?

Огромная доля нашего заработка — это комиссионные доходы. Не побоюсь заявить, что мы один из немногих банков Европы, у которого комиссионные доходы покрывают административные расходы. Это очень существенное преимущество. Далее — государственные ценные бумаги. Даже под 9,5% мы получаем от них достаточные процентные доходы, что позволяет нам компенсировать наши процентные расходы. Наша мечта — это увеличение капитала за счет возврата проблемных активов. Мы по итогам года зарезервируем на 100% риски по проблемным кредитам, и каждый возврат проблемного долга для нас будет прямым увеличением капитала.

До конца 2017 года Привату потребуется докапитализация?

Да, до конца года мы рассчитываем еще на 16 млрд гривен. Постановлением Кабмина нам предусмотрено всего 38,5 млдр гривен, из них мы уже получили 22,5 млрд гривен. Сейчас нам нужно провести оценку справедливой стоимости наших небанковских (непрофильных активов, полученных в погашение проблемных кредитов в 2016 году) и, соответственно, провести их переоценку. Это автоматически приведет к уменьшению капитала. Поэтому еще 16 млрд гривен мы ожидаем получить в ноябре 2017 года.

(c) Маргарита Ормоцадзе / Минфин

Join the Forum discussion on this post

Распечатать Распечатать
Оставить комментарий 1868 просмотров, 3 - сегодня |
  • Рубрики

  • Top Posts of the Day





  • <